Урождены, чтоб сказку сделать былью

Большей части темных пророчеств, о которых снята большая часть научной фантастики, сбыться не суждено. Все будет хорошо. Потом. Пророчества уже сбылись, а фантастика в свойственной ей манере предупреждает: всегда есть куда хуже, даже с экзоскелетами, медицинскими капсулами, лечащими лейкемию за 4 секунды, световыми мечами, BFG и космическими кораблями на антигравитационной тяге. За рай придется сражаться, будь то рай ветхозаветный, новозаветный, 3.0 или 4.1 beta. Причем сражаться придется не с гопотой из безлюдного утреннего парка, не с пьяными закомплексованными хипстерами и не с вышибалами в клубе, а с чем-то покруче. Оторвать боевому дроиду голову руками, пробраться c боем в космический город на орбите, швырнуть мужиком в другого мужика (и не попасть, снаряд пролетит 10 метров и размажется об стену) — все это со впаянным в кости экзоскелетом, медленно умирая от радиационного отравления. И, как будто этого было мало, с лысой головой. Зная, что твой лучший друг — Бен Аффлек.

Matt Damon - Elysium
«Еще одно слово про Бэтмена, и я стреляю».

Нил Бломкамп наивен ровно в тех местах, где у него все плохо: зло примитивно, вечно и легко узнаваемо. Разве что Джоди Фостер в его ряды затесалась довольно неожиданно (и бескомпромиссно гениально). Зато добро, не в пример русским сказкам, в большинстве. Все население Земли убого и живет в убогих гетто, пока боги живут в Элизиуме, гигантской кольцевой станции в космосе, типа Halo. Туда, кажется, переехал весь Лос-Анджелес, оставив за собой трущобы типа ЮАР, бомжей, испаноговорящих красоток-медсестер и Мэтта Дэймона. В Элизиуме хорошо: не только трава зеленее, но и в каждом доме, как микроволновки, стоят медкапсулы, лечащие все и сразу.

Мэтт с положением дел смирился. С Grand Theft Auto за спиной, в которой у него, судя по репутации в низших кругах общества, была платина, ему повезло найти работу на фабрике по производству робокопов. Там с Мэттом (весь фильм его будут называть Максом, но к этому легко привыкнуть) случается производственная травма, от которой есть одно спасение — впаять в кости экзоскелет и свергнуть правительство. Чем Мэтт Дэймон и занимается, по пути отдавая честь Джонни Мнемонику — с впаянным в кости крестом (сильно усовершенствованным со времен древних евреев).

Not Matt Damon - Elysium
Друг Нила Бломкампа уделал бы Бэтмана, стреляй давай.

Красиво, зрелищно, одним словом — кино. Иешуа в самых смелых мечтах такое представить себе не мог, когда приперся в Иерусалим. Мэтт разделывается и с легионерами, и с Пилатом. Джоди Фостер достается от друга режиссера, и нет, это не спойлер: как будто вы не знали, чем все кончится. Девочку вылечат. Мэтт пожертвует собой ради спасения человечества. Нил Бломкамп снова изощеренно поиздевается над другом.

jesus goes home

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: