12 парсеков и одна обезьяна

Вот еще: «Соло в рубке, не считая Чубакки». Ща. М-м. «Не Соло, но хлебавши». Еще один надо, минуту. «Один в поле не Соло». Нет, это слишком. «Выхожу один я на парсеки». Ладно, хватит. Молодой никто по имени Хан, уличный аферист с какой-то там планеты, волею случая разлучается с возлюбленной Кирой, вступает в ряды Империи и отправляется в наполненное киношными клише приключение, чтобы стать Ханом Соло у нас на глазах. Сколько-то оригинальным и удивительным приключение не старается быть вообще. Все сцены мы видели в сотнях других фильмов, но с другими актерами и декорациями, и фильм про Хана Соло собран из таких сцен целиком. Поэтому к середине уже становится плевать на то, что это «Звёздные войны», что это Соло-сольник (далее «солосольник»), что Лэндо Калриссиана играет Дональд Гловер, он же Childish «This is Calrissian» Gambino, что Вуди Харрельсон играет лучше всех, становится плевать просто в обидку, в ответ — потому что к тебе относятся как к лишенному вкуса киножору, которому и так сойдет.

Зато есть «зато», так удачно входящее во второй абзац, где обычно надо хвалить то немногое, что можно хвалить. Фильм старается «доставлять», он доставил все, что можно было доставить фанату ЗВ и Хана Соло в частности, как по чек-листу, с нездоровой, заискивающей любовью в глазах. И парсеки тут одна из главных сцен, и Хану придется выбирать, стрелять первым или нет, и — самый чудовищно нелепый момент в фильме — световой меч покажут. И включат, не к месту. Персонаж его разве что языком не облизнул.

Чубакка отрывает руки (не тому, со световым мечом, ему все оторвало заранее), играет в голографические шахматы. Молодой Хан Соло хорошо написан — по поведению персонажа видно, что это тот же персонаж, но моложе, и видим мы его в увеличении, внутри диктатуры Империи, тоже в увеличении, что тоже плюс, что тоже хотелось увидеть, и чего нет в характерно эпичном для ЗВ «Изгое».

Диалоги, ритмика и композиция, сюжетные повороты — все это напоминает не full-feature «Звёздные войны», а в лучшем случае Clone Wars, с которым пересекается сюжет, и до Rogue One ему — как корги до Чубакки. Если корги не едят людей. А вон режиссер Рон Говард, можете, бл, посмотреть его мастеркласс на сайте Masterclass за $90.

И-и-и возвращаемся к минусам солосольника. Какая-то совершенно неприличная по хронометражу часть фильма посвящена подавляющему весь остальной сюжет стремлению показать свои прогрессивность и прекраснодушие: каждой твари вручить по паре, всех рабов освободить, каждую женщину в неуклюже шовинистической манере показать неожиданно сильной и независимой. Происходит все фальшиво, натужно: это и называется американской самоцензурой — когда артисты так сильно боятся кого-то задеть, что начинают этого кого-то в страхе ублажать. Включая фанатов Звёздных Войн. И, серьезно, тема фильма под названием «Соло» — одиночество? Серьезно? Вот видите заголовки в начале текста? Фильм — он как эти заголовки. Только не смешной.

Наконец, у меня есть, повторюсь (кажется), такой простой тест — если к кинокартине слишком часто появляются вопросы, ответ на которые «потому что кино» — фильм криминально плох, потому что зрителя держит за дебила. Сигнализация на поезде — это антенна, которую почему-то надо сломать, чтобы она сработала. Хан камнем с теннисный мяч прошибает заколоченное окно в логове злодейки-многоножки. «Тысячелетний Сокол» работает на термоядерном реакторе: может, я просто плохо знаю лор, но для меня это новость, и мне по ряду причин кажется, что это хуета, потому что это как «Тесла» на солярке. Любой трекки будет тыкать в этот фильм пальцем с намного большим удовольствием, чем в любой другой ЗВ-фильм: с «делом техники» в солосольнике все очень неряшливо, нет в нем, гг, секса относительно достоверного фантастического хай-тека. И, да, с Лэндо историю пережали, а от неловкого соболезнования Хана становится смешно. Но не как от заголовков. Ок, не как мне от заголовков.hit and run



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: